Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям








Летопись

950-е годы. «Русские Помпеи»

Последствия походов княгини Ольги для Новгорода проявились уже в начале 950-х годов. О них нам вновь расскажут не летописи, а археологические находки. Но прежде чем вникнуть в их суть, попробуем разобраться, а как же археологи «читают» древнейшую историю Новгорода?

         Наш город возник в низменной местности, где после таяния ледника возникло огромное море, со временем сжавшееся до размеров озера Ильмень. На дне этого моря тысячелетиями оседала тяжелая глина, толщина которой достигает местами десяти и более метров. На поверхности этой глины были вынуждены ставить первые дворы первопоселенцы Новгорода; с ней же сталкиваются и сегодняшние дачники на новых участках.

С первых же дней жизни на глине новгородцы были вынуждены мириться с постоянной сыростью, которая настигала их не только сверху, но и снизу. Причём, если снег и дождь рано или поздно прекращались, то хлюпающая под ногами грязь высыхала лишь в погожие летние дни.

Чтобы хоть как-то осушить своё жизненное пространство, древние новгородцы вначале окапывали свои дома дренажными траншеями. Но вскоре траншеи стали заплывать мусором и тогда горожане стали подсыпать во дворы щепу, вываливать навоз, укладывать поверх болотистой хляби мостки и настилы. Но влага, которая не могла просочиться сквозь материковую глину, упрямо стремилась вверх, пропитывая все, что падало под ноги новгородцев.

В бесконечной борьбе с сыростью горожане стали одерживать верх лишь тогда, когда научились мостить улицы, а затем прокладывать дренажные трубы. Тем не менее, каждые 20-25 лет деревянные уличные настилы приходилось обновлять, потому что они тонули в грязи. Так город постепенно рос не только по сторонам Волхова, но и вверх. Прежние холмы стали ещё немного выше, а древние овраги и низины затянулись многометровым слоём отходов городской жизни. В результате сейчас мы почти не видим древнего рельефа, сглаженного тысячелетним слоем городской жизни.

Название «культурный слой» не слишком точно отражает происхождение этого слоя, ведь его никто не возделывал, не обрабатывал, как предполагает латинское слово cultura. Археологи тонко иронизируют по этому поводу:  «Чем некультурнее человек, тем больше культурного слоя». Тем не менее, это замечательное сочетание природных неудобств и стремления человека к комфорту создало Новгороду славу «русских Помпей». Более того, если под слоем лавы Везувия мы видим последний день гибнущих Помпей, то в Новгороде археологи имеют потрясающую возможность раскапывать всю последовательность жизни города в её бесконечном разнообразии. Ведь всё, что попадало в торфянистую городскую почву, пропитывалось водой и консервировалось на столетия. Представьте эмоциональный шок археолога, прикасающегося на раскопе к опавшей ивовой листве X века или раскалывающего лесной орешек, потерянный кем-то из новгородцев в XII веке!

Этот археологический «анабиоз» боится только одного – обезвоживания и воздуха. К сожалению, строительство каменных зданий в XVIII-XIX вв., и особенно в послевоенные десятилетия XX века, привело к безвозвратным потерям. По подсчётам специалистов более 55% процентов культурного слоя города утрачено. Раскопками, продолжающимися с 1932 года, пока изучено не более 3%. Это значит, что половину своих Помпей мы уже потеряли и, к сожалению, продолжаем терять. Это также означает, что многие тайны родного города никогда и никому не откроются, что тысячи берестяных грамот, ценнейших предметов быта и хозяйства новгородцев, пролежав сотни лет в «анабиозе», бесследно исчезли, так и не выполнив своей миссии. Для Новгорода, многократно терявшего по трагическим причинам коренное население в последние 400 лет, особенно важны эти нити времён, тянущиеся из глубины культурного слоя к современным новгородцам. Лишь благодаря этим связям, наш город и может называться Великим…

Это удивительно, но именно из слоёв середины X века происходит одна из самых впечатляющих находок археологов, демонстрирующая отношение новгородцев к своему будущему соседству в Новом городе.

При раскопках нижних ярусов древней Кузьмодемьянской улицы в 1950-х годах были найдены следы древнего ритуала небольшой соседской общины. В яме, выкопанной в материковой глине, археологи обнаружили 9 резных деревянных чаш и два больших куска воска. 7 чаш были разложены по краям ямы, а две чаши и воск были поставлены в центре, причем на ребро, чтобы их содержимое вылилось в яму. Анализы земли из ямы показали, что в ней содержалась пыльца медоносных растений. Нет сомнений, что перед нами следы братчины – соседского пира, которым новоявленные новгородцы отметили своё новоселье на месте будущего Неревского конца. Рядом с местом пирушки в землё чётко виднелись следы корней мощного дуба, осенявшего своей листвой усевшуюся кружком братию. У славян дуб считался деревом Перуна, бога громовержца. Скорее всего, ему и посвятили они своё медовое подношение.

 Так мог выглядеть Неревский конец в X веке

Пройдёт всего 10-20 лет и по этому месту пройдёт перекрёсток двух улиц города. Нижние ярусы улиц, уложенные на древнейший культурный слой, были датированы дендрохронологическим методом (по годичным кольцам) 953 годом. С этого момента, отмеченного появлением регулярного мощения улиц и стабилизацией границ дворовых наделов, можно уверенно сказать: город по-настоящему становится городом. И вместе с дворами и улицами начинает расти, примерно по сантиметру в год, его уникальная летопись – культурный слой.

Поиск

Великий Новгород из космоса

Карта Великого Новгорода

Гостям города

Контакты

Полезные ссылки

Смотрите, это мы!


Сайт создан при поддержке Администрации Новгородской области и Администрации Великого Новгорода

Св-во ЭЛ NФС77-29596 от 18.09.2007, выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия
Сайт может содержать материалы 16+
© 2007-2010 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта гипер-ссылка на сайт обязательна.
© 2010 ИА "Росбалт"