Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям








Летопись

Годы 1071- 1078. «Волхвы на Волхове»

1070-е годы отмечены в истории Новгорода и Руси как период всплеска языческих волнений, причинами которых обычно становились природные бедствия и голод. Наиболее «мятежным» краем был северо-восток Руси – земли вокруг Ростова, Суздаля, Мурома. Здесь христианские священники долго ощущали себя во враждебном окружении; в 1080-х годах один из священников Ростово-Суздальской епархии по имени Леонтий даже был убит местными жителями.

Контроль за религиозными настроениями жителей отдалённых от городских центров территорий Руси оставался в руках волхвов – языческих жрецов и прорицателей (от них пошло слово «волшебство»). В 1071 году они объявились и в Новгороде. Один из волхвов, войдя в раж, собрал вокруг себя толпу горожан и отправился с ними убивать новгородского епископа Фёдора. Если бы не вмешательство князя Глеба – погиб бы епископ Фёдор, бесстрашно вышедший с пастырским словом навстречу разъярённой толпе.

 Надо отдать должное и княжеской отваге: с небольшой дружиной он сильно рисковал, вступив в диалог с экзальтированным волхвом, обещавшим прилюдно «пройтись по Волхову». На ироничный вопрос князя «чем волхв будет занят сегодня?», тот, не чувствуя подвоха, отвечал, что будет творить великие чудеса. На этом «волхвование» и закончилось: Глеб Святославич достал из-под плаща топорик и навек успокоил волшебника. Вероятно, после этого князь произнес ещё несколько крепких слов в адрес новгородцев, «купившихся» на обещания волхва. Слова князя и окровавленный топор в его руках не оставляли толпе шанса на продолжение зрелища «древнего Копперфильда» и все молча разошлись.

Так непросто защищали себя христианские ценности в ту жесткую и смутную эпоху. Впрочем, непоследовательно вели себя и князья: в 1072 году они с почестями перезахоронили останки своих родственников, невинно убитых князей Бориса и Глеба. А уже в 1073 году Святослав и Всеволод в нарушение христианской морали изгнали из Киева старшего брата – Изяслава. Причинами очередной братской усобицы могло быть и кажущееся отпадение Изяслава от православия – уж очень близко он сошёлся с католическими родственниками жены Гертруды, тётки польского короля Болеслава II. В то же время, правление Изяслава было чрезмерно мягким, явно ослабляющим княжескую власть над русскими землями. Для Новгорода это тоже имело свои последствия: после первого изгнания Изяслава в 1068 г., на новгородском столе был посажен сын Святослава – Глеб. И даже после возвращения Изяслава в Киев, Глебу было разрешено оставаться в Новгороде. Таким образом, впервые со времён Игоря и Святослава в Новгороде сидел князь, представляющий не киевскую, а черниговскую ветвь Рюриковичей.

После того, как власть в Киеве перешла в руки Святослава, на короткое время восстановился прежний порядок. Но уже в декабре 1076 года Святослав Ярославич скончался, а к власти в Киеве из-за границы опять вернулся Изяслав. В 1078 году в походе «за волок» погиб и князь Глеб.

Находясь в постоянной зависимости от перемен на киевском столе, новгородцы всё чаще осознавали, что стабильная жизнь и развитие города невозможны, пока не будет ограничена княжеская власть. Как показывал опыт, защитить перед князем интересы новгородцев, мог бы посадник, избранный из числа местной знати. Но во второй половине XI века одновременное существование посадника и князя в управлении городом было невозможно. Чтобы посадник смог возглавить местное самоуправление, нужно было дождаться ещё большего ослабления центральной, киевской власти. И в этом смысле, история Киевской Руси развивалась в выгодном для новгородцев направлении.

 «Плясание, гудение и плескание»

«Мятежи» волхвов на Руси свидетельствуют о сохранении в народной среде языческих верований и пережитков. Одним из атрибутов древней языческой культуры были музыкальные инструменты, которые впервые упоминаются в Новгородской первой летописи в 1068 году. Эта часть летописного текста подробнейшим образом перечисляет грехи и суеверия, за которые на Русскую землю насылаются различные «казни», в первую очередь, набеги половцев. Летописец назидательно пишет, что дьявол «всякими лестьми» отдаляет людей от Бога, в том числе «трубами, гусльми, русальями (русалии – языческие праздники).

О том, что музыка и пляски были в большом почёте на Руси в древнейшую эпоху свидетельствуют и «Канонические ответы» митрополита Иоанна II (ок. 1077-1089 гг.) Растолковывая современникам смысл и пределы церковных ограничений, он поясняет: «Оже не бывает на простых людех благословение и венчание, но боляром токмо и князем венчатися; простым же людем, яко и меншице поимают жены своя с плясаньем, и гуденьем, и плесканьем».

Археологи открыли нам разнообразный и удивительно гармоничный мир народной древнерусской музыки. Даже на материковой глине Новгорода, то есть в слоях заселения города в середине X века, обнаружены три деревянные кобылки-подставки для смычковых инструментов – гудков. На сегодняшний день в распоряжении исследователей новгородской музыки находятся сотни деталей от самых разнообразных инструментов – от бубенчиков и варганов до гуслей, от которых, кстати, собрано уже более 40 фрагментов.

Изучение «звучащих» археологических находок начал в 1960-х годах московский археолог Борис Колчин; его эстафету подхватил и блестяще продолжил с конца 1970-х годов Владимир Поветкин. Благодаря его умению и подвижничеству новгородцы могут гордиться Центром музыкальных древностей – явлением культуры, не имеющим мировых аналогов.

Наиболее впечатляющей находкой из слоёв XI века, несомненно, являются тщательно восстановленные В.И. Поветкиным лирообразные гусли с надписью «Словиша». В этой подписи одни исследователи читают имя владельца; другим слышится в ней «соловьиное» звучание древнего инструмента.

 

НАША ЛЕТОПИСЬ:

1071 г. – «Сице бе волхв встал при Глебе в Новегороде; глаголашет бо людям, творяся акы Бог, и многи прельсти, мало не всего града… и тако глаголаше, яко «преиду по Волхову пред всеми людьми». И бысть мятежь в граде велик, и вси яша ему веру, и хотяху побити епископа Федора… А князь Глеб и дружина его сташа у епископа, а людие все идоша за волхва… И рече Глеб: «то веси ле, что ти днещь хощеть бытии?» Он же рече: «чюдеса велика створю». Глеб же, выимя топор, ростя и, паде мертв; и людье разидошася».

1072 г. – «Пренесоша святая страстотерпца Бориса и Глеба …»

1073 г. – «Ярославици бывши междю собою в распре велици: Святослав со Всеволодом на Изяслава…»

1077 г. – «Преставися архиепископ новгородчкыи Федор».

Поиск

Великий Новгород из космоса

Карта Великого Новгорода

Гостям города

Контакты

Полезные ссылки

Смотрите, это мы!


Сайт создан при поддержке Администрации Новгородской области и Администрации Великого Новгорода

Св-во ЭЛ NФС77-29596 от 18.09.2007, выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия
Сайт может содержать материалы 16+
© 2007-2010 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта гипер-ссылка на сайт обязательна.
© 2010 ИА "Росбалт"