Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям








Летопись

Годы 1113- 1119. «Между летописью и былиной»

Княжение Мстислава Владимировича в Новгороде стало одним из периодов расцвета городской культуры и бурного развития его архитектурного облика. Удачные походы князя на чудь привели к расширению новгородских владений и росту благосостояния новгородцев. Крупные финансовые ресурсы позволяли князю вести непрерывное храмовое строительство, а случившийся в 1113 году крупный пожар, уничтоживший периферийные участки города на Софийской стороне («город Кромный»), заставил князя расширить городские границы, заложить «Новгород болии перваго». Любопытно, что даже Юрьев монастырь летописец называет частью Новгорода. За воинскую доблесть и благодеяния новгородцы подарили Мстиславу прозвище «Великий».

Однако всё изменилось после киевского восстания 1113 года, когда князь Владимир Мономах, посаженный киевлянами на престол, отозвал к себе на помощь своего сына, Мстислава. В Новгороде остался молодой князь Всеволод Мстиславич, и новгородцы не замедлили воспользоваться неопытностью молодого князя. Они попытались существенно ограничить властные полномочия князя. Дошло до того, что Мстислав был вынужден обеспечивать содержание Всеволода и его двора за счёт смоленских земель.

И здесь лопнуло терпение Владимира Мономаха: он вызвал к себе всех новгородских бояр для грозного напоминания о том, кто на Руси хозяин. Особый гнев великого князя был обращён на участников разгрома усадеб бояр Дансьлава и Ноздрьчи, в числе которых оказался и сотский Ставр. В чём была причина этого разгрома – летопись умалчивает. Интрига конфликта сохранялась до лета 2005 года, когда на Троицком раскопе был обнаружен маленький клочок бересты с забавным текстом, в котором некие Жирочка и Тешка просят какого-то Вдовина усмирить Шильца, осрамившего весь Людин конец. Срам заключался в «пошибании», то есть наведении порчи на скот, чем и занимался этот самый Шильце, причём весть об этом разнесла Ноздрька, явно жена боярина Ноздрьчи. Но ведь как раз о падеже скота в 1115 году нам и сообщает Новгородская первая летопись!

Так всё стало на свои места: обвинённые в порче княжеских лошадей людинцы разгромили дворы неревских бояр-клеветников и за это были заточены Владимиром в киевскую тюрьму. О дальнейшем ходе событий повествует древняя былина о Ставре Годиновиче, просидевшем много лет в «киевских подвалах» и спасённом женой Василисой Микуличной.

Теперь представьте, что не нашёлся бы в пластах новгородского культурного слоя скромный кусочек бересты с 7-ю строчками резных букв. Кто ещё смог бы нам поведать об этом эпизоде новгородской истории, связав воедино разрозненные тексты летописи и былины?

«В Новегороде живу да я хозяином,

Я хозяином живу да управителем

И полным лицом живу доверенным…

Ой, глупые бояре, неразумные,

Они хвалятся градом Киевом…

А что это за ограда во Киеве

У ласкового князь-Владимира?

У меня ль, у Ставра, широкий двор

Не хуже будет города Киева».

(Из былины о Ставре Годиновиче)

 «КОЖАНЫЕ КНИГИ»

В XII веке на Руси постепенно осваивается искусство изготовления рукописных книг. В Новгороде уже в конце XI века возник собственный скрипторий –  мастерская по переписыванию книг, находившаяся в несохранившемся Лазаревском монастыре. Этот монастырь стоял на берегу Волхова, между существующими ныне церковью Петра и Павла в Кожевниках и Николо-Бельским монастырём (областной Дом народного творчества).

Как и в Византии, книги в Новгороде писали на пергаменте, который изготавливался из телячьей или бараньей кожи, поэтому его называли на Руси «телятиной» или по-гречески «харатьёй». Процесс выделки пергамента был довольно сложным: сначала надо было срезать со шкуры мясо, шерсть и щетину, затем выскоблить её специальными ножами до ровной поверхности. На последнем этапе кожу чистили золой и поташом, после чего обезжиривали мелом и выглаживали пемзой. Стоили такие книги безумно дорого: несколько пергаментных книг равнялись цене хорошего села. Дороговизна пергамента приводила к тому, что на листах «кожаных книг» часто просматриваются затёртые тексты, или палимпсесты,  от греческого выражения «снова скоблю».

Если в XI-XII вв. пергамент был преимущественно ввозным, то большинство древнерусских книг XIII века написаны на отечественном пергаменте. С широким распространением в XIV веке бумаги «харатейные» книги постепенно выходят из обращения; всего от периода XI-XIV вв. сохранилось 708 «кожаных книг».

Одним из наиболее известных образцов рукописной книги на пергаменте и одновременно шедевром ювелирного искусства является Мстиславово Евангелие. Книга была изготовлена князем Мстиславом Великим для церкви Благовещения на Городище. Её текст закончен не позже 1117 года; несколько лет спустя Мстислав подарил ещё одно роскошное Евангелие только что основанному Георгиевскому собору Юрьева монастыря.

Приписки на полях указывают, что писал Мстиславово Евангелие Алекса, сын пресвитера (священника). Буквы золотил некий Жадан, а бесценный переплёт, украшенный золотом, эмалями и драгоценными камнями, был изготовлен в Константинополе. Хранившееся издревле в Софийском соборе Евангелие Мстислава при Иване Грозном «переехало» в Архангельский собор Московского Кремля,  а уж затем в ризницу Синода.

 

В XII веке летописные сообщения о жизни на Руси становятся всё более обширными и подробными, поэтому нам придётся ограничиться наиболее важными событиями русской истории, которые имели решающее значение для судьбы Новгорода.

НАША ЛЕТОПИСЬ:

1113 г. – «Сем же лете победи Мстислав на Бору Чюдь. В то же лето заложена бысть церкы Новегороде святого Николы. В то же лето погоре он пол, на сеи же стороне город Кромныи, от Лукин пожар».

1115 г. – «В то же лето бысть знамение в солнци, якоже погыбе. А на осень преставися Олег, сын Святославль, августа в 1. А Новегороде измроша коня вся у Мстислава и у дружины его. Том же лете заложи Воигост церковь святого Федора Тирона, апреля в 28».

1116 г. – «Иде Мстислав на Чюдь с новгородци и взя Медвежю голову на 40 святых. В то же лето Мстислав заложи Новгород болии перваго. Том же лете Павел, посадник ладожскыи, заложи Ладогу город камян.»

1117 г. – «Иде Мстислав Кыеву на стол из Новагорода марта в 17; а сын посади Новегороде Всеволода на столе… В то же лето игумен Антон заложи церковь камяну святыя Богородиця манастырь. В се же лето преставися Добрына, посадник новгородьскыи, декабря в 6».

1118 г. – «Преставися Дмитр Завидиц, посадник  новгородьскыи, иуля в 9, посадницяв 7 месяц одину. Том же лете приведе Володимир с Мстиславом вся бояры новгородьскыя Кыеву и заводи я к честному хресту, и пусти я домов, а иныя у себе остави; и разгневася на ты, оже то грабили Даньслава и ноздрьчю, и на сочьского на Ставра, и затоци я вся».

1119 г. – «Заложи Кюрьяк игумен и князь Всеволод церковь камяну манастырь святого Георгия Новегороде. В то же лето преставися Кснятин Мосеовиц, посадник. Том же лете свершена бысть черкы Антонова святая Богородиця Новегороде».

Поиск

Великий Новгород из космоса

Карта Великого Новгорода

Гостям города

Контакты

Полезные ссылки

Смотрите, это мы!


Сайт создан при поддержке Администрации Новгородской области и Администрации Великого Новгорода

Св-во ЭЛ NФС77-29596 от 18.09.2007, выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия
Сайт может содержать материалы 16+
© 2007-2010 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта гипер-ссылка на сайт обязательна.
© 2010 ИА "Росбалт"