Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям








Летопись

Годы 1232- 1238. «Между Черниговом и Владимиром»

После голодной зимы 1230-31 гг. новгородцев ждало ещё одно испытание со стороны враждующих княжеских династий. Неугомонный черниговский князь Михаил попытался с помощью своих сторонников «прибрать» Новгород к рукам ещё в 1229 году. Его наиболее ярым сторонником оказался посадник от Славенского конца Внезд Водовик. Адепты прежнего князя, «любовници» Ярослава Всеволодовича, вынуждены были заплатить за свою привязанность к владимирским князьям большие штрафы, пошедшие на строительство Великого моста.

Однако интересы черниговской вотчины были гораздо ближе Михаилу, и он уходит из Новгорода, оставив здесь своего малолетнего сына Ростислава. Новгородцы, обиженные за столь легкомысленное отношение князя к защите новгородских пределов от набегов немцев литовцев, вскоре изгнали малолетнего Ростислава и посадили на посадничество Степана Твердиславича, занимавшего эту должность рекордные 13 лет. Одновременно возобновился и союз с Владимиром: на новгородском столе вновь сел Ярослав Всеволодович, умело исполнявший обязанности военного защитника города на Волхове.

К середине 1230-х годов у Ярослава подрос сын Александр, унаследовавший имя древнего македонского царя, покорителя мира. В 1236 году Ярослав Всеволодович решает отправиться в Киев, чтобы сесть на «великом столе». Новгородским князем он оставляет 14-летнего Александра. Для молодого князя наступила пора суровых испытаний, ведь враги Новгорода и Русской земли поднялись в полный рост: в 1237 году произошло объединение Ливонского и Тевтонского орденов, а в Ригу начали прибывать военные силы Германии для крестового похода на славянские земли. В том же году поход псковской рати на Литву закончился страшным разгромом: только один из десяти псковичей вернулся домой. Наконец, на северо-востоке Руси грянула самая страшная беда: монгольской тучей накрыло города Владимиро-Суздальской земли. За несколько недель превратились в дым и пепел Коломна, Москва, Владимир, Ростов, Суздаль, Ярославль, Кострома, Углич, Галич, Дмитров, Тверь, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польской, Торжок …

 

«ИГНАЧ-КРЕСТ»: ЛИШЬ БЫ ПОМНИЛИ

         Начавшееся поздней осенью 1237 года монгольское нашествие на Русь докатилось до границ Новгородской земли к весне 1238 года. 21 февраля, на «сбор чистой недели», то есть на Соборное воскресенье, монгольский отряд под предводительством Батыя и Субудая оказался под стенами Торжка. Рассчитывая на скорую помощь новгородцев, жители Торжка отважно взялись защищать свой город от искушённых в осадном деле «иноплеменников».

Монголы огородили Торжок частоколом и собрали под его стенами метательные машины-"пороки». К 5 марта участь города была решена: разбив деревянные укрепления Верхнего Городища, монголы ворвались в стан измождённых защитников города и «иссекоша вся от мужского пола и женьска, иерейский чин весь и черноризскыи, а все изобнажено и поругано, горкою и бедною смертью предаша душа своя Господеви».

Задержав продвижение монгольского войска на две недели, жители Торжка спасли Новгород от ужасов военного разгрома. Пройдя ещё 200 километров по замерзшим рекам и озёрам, Батый принял решение повернуть назад от обрывистого берега реки Поломять, когда до Новгорода оставалось каких-то 100 вёрст. Что повлияло на его решение: близость весенней распутицы или отсутствие фуража – об этом историки спорят уже более двухсот лет. Зато место, где монголы повернули своих степных коней на юг, теперь хорошо известно – это перекрёсток древних дорог, давно превратившихся в просёлочные, недалеко от Яжелбиц, на стыке Крестецкого, Валдайского и Демянского районов. Именно здесь, с точностью до 50 метров, определили современные исследователи местоположение древнего придорожного Игнача-креста. А в июне 2003 года здесь появился новый мемориальный крест, поставленный по инициативе Валдайского национального парка. Памятный знак представляет собой восьмиконечный бетонный крест высотой 2,3 метра и шириной 1,5 метра, установленный с помощью анкерных болтов на валун.

Спустя год, в июне 2006 года, ещё один «Игнач-крест» встал при слиянии рек Щеберихи и Цыновли в окрестностях Осташкова. На церемонии восстановления тверского Игнач-Креста началось вручение новых медалей «За силу духа российского». Медаль под номером 001 была вручена настоятелю Нило-Столобенского монастыря архимандриту Вассиану…

Память о спасительной роли Торжка очень долго жила в сердцах новгородцев. Ещё в XIX веке новгородские купчины, проезжая через Торжок, считали своим долгом слезть с возов и, стоя на коленях, перекреститься с молитвой на купола новоторжских храмов, отдавая дань уважения героическим защитникам новгородских пределов.

 

НАША ЛЕТОПИСЬ – ПО ТИМОФЕЮ

         Специалисты по древнерусскому летописанию отмечают, что, начиная с 30-х годов XIII века, в тексте Новгородской первой летописи появляется новый стиль погодных записей, изобилующий эпитетами, сравнениями и риторическими вопросами. Автор этой части летописи, не скромничая, указал себя под 1230-м годом. Сообщив о смерти настоятеля Юрьева монастыря Саввы, он добавляет: «А даи Бог молитва его святая всем крестьяном и мне грешному Тимофею понаманарю».

         Пономарь Тимофей вёл летописные записи по указанию новгородских владык около 40 лет; последние записи его руки улавливаются ещё в тексте о событиях 1270-х годах. Служил Тимофей, как и его предшественник, летописец Герман Воята, при церкви Святого Якова на Добрыне улице, не дошедшей до наших дней. Само по себе это обстоятельство очень примечательно – выходит, что владычная летопись велась не при Софийском соборе, а в одной из приходских церквей города!

Следовать средневековому летописцу нам становится всё труднее. Растёт количество событий и персонажей, а рассказы о них становятся всё более витиеватыми и осложнёнными древнерусской лексикой. Поэтому, сохраняя хронологическую канву жизни Новгорода, будем вчитываться в летописные цитаты там, где ощущается языковой «вкус» времени.

 

1232 г. – Князь Ярослав Всеволодович совершил военный поход на Чернигов «с новгородци и всею властью своею».

 

1233 г. – В день своей свадьбы неожиданно умирает сын Ярослава Всеволодовича Фёдор: «и кто не пожалует сего: сватба пристроена, меды изварены, невеста приведена, князи позвани; и бысть в веселия место плач и сетование за грехы наша». В память от умершем княжиче-подростке на воротах Детинца от Неревского конца была поставлена церковь Святого Федора.

1234 г. – «Князь Ярослав, после удачного похода на орденские земли возле  Юрьева (Тарту) заключил с немцами мир «на всеи правде своеи». Тем временем литовские отряды напали на Старую Руссу и «церковь полупиша всю, и иконы и престол».

1236 г. – Князь Ярослав отправился на княжение в Киев «поимя с собою новгородци вятших». В Новгороде остался княжить его сын Александр.

1238 г. – «Придоша иноплеменницы, глаголемии Татарове, на землю Рязанскую, множество бещисла … Тогда же ганяшеся окянные безбожници от Торжку Серегерскым путем оли и до Игнача креста, а все люде секуще акы траву, за 100 верст до Новагорода. Новгород же заступи Бог и святая великая и зборная апостольская церкы святая Софья».

Поиск

Великий Новгород из космоса

Карта Великого Новгорода

Гостям города

Контакты

Полезные ссылки

Смотрите, это мы!


Сайт создан при поддержке Администрации Новгородской области и Администрации Великого Новгорода

Св-во ЭЛ NФС77-29596 от 18.09.2007, выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия
Сайт может содержать материалы 16+
© 2007-2010 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта гипер-ссылка на сайт обязательна.
© 2010 ИА "Росбалт"