Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям








Летопись

Годы 1661-1667. Трещины на фасаде

В 1660-х годах в русском обществе произошли события, впервые приведшие к появлению глубочайших трещин на фасаде всего государства. Вспыхнувший в 1662 году в Москве бунт против введения медных денег был подавлен царскими войсками с невероятной жестокостью. Пришедших к царю с прошениями жителей Москвы внезапно атаковали стрелецкие полки: было убито и схвачено более 7 тысяч человек. Для устрашения населения царь повелел расставить в Москве виселицы, на которых вздёргивали и правых, и виноватых.

Вторым роковым событием стал церковный Собор, созванный в 1666 году.

К этому времени «реформатор» Никон уже был в опале, но обновление церковной жизни шло полным ходом. Прибывшие на Собор иерархи, половину из которых составляли епископы с Востока, приняли решение отлучить от церкви всех, кто пытался сопротивляться нововведениям. Сторонников прежнего благочестия на Соборе объявили раскольниками и староверами, впервые разделив страну на две части.

«КАКОВЫ СНАСТИ, ТАКОВЫ И МАТРОСЫ»

При относительном замирении на границах России её начинают посещать многочисленные дипломаты и путешественники. Новгород, лежавший на пути из Европы в Москву, очень часто попадает в поле зрения иностранцев и удостаивается подробных заметок. Сохранились описания и рисунки Новгорода в трудах австрийца Августина Мейерберга, шотландца Патрика Гордона, голландца Яна Стрейса.
Наиболее полные и интересные наблюдения новгородской жизни в 1660-х годах оставил Николаас Витсен – голландский юрист и географ, бургомистр Амстердама. Волею судьбы он оказался в составе посольства Голландии, проехавшего по России от Риги до Москвы. В Новгороде Николаас побывал дважды – в декабре 1664 и в июне 1665 года. Несмотря на то, что иноземных послов тщательно опекали и не подпускали к «стратегическим объектам» (укреплениям, мосту, Волхову), Витсену удалось подметить много существенных сторон жизни и быта горожан.
По общему впечатлению голландца, Новгород не уступал по великолепию и размаху торговли крупнейшим городам Европы. «Я хорошо осмотрел город, – пишет Витсен, – он лежит вдоль реки, по расположению несколько схож с Лондоном; мост деревянный, по величине не уступает мосту через Темзу, течение реки здесь быстрее». Общие размеры города Николаас заключил в «3 часа ходьбы».
Не ускользнули от внимательного глаза европейца и курьёзы местной жизни. Во время парада войск, устроенного для демонстрации голландцам военной мощи Новгорода, «стрельцы, солдаты, крестьяне и горожане, вооруженные по-разному: одни так, другие эдак, они шли целыми группами по 50-60 человек, несли мушкеты без курка, без шомпола и фитиля, что выглядело смешно; их было примерно 1000 человек».
Когда голландцы захотели покататься по реке, выяснилось, что в городе нет приличных лодок. «Даже лодку, переданную в распоряжение посла, воевода иногда просил для себя, пока мы здесь … правда, она была так плохо сколочена из дерева, что скорее была похожа на торфяную баржу, чем на яхту воеводы. Каковы снасти, таковы и матросы: они гребут как люди, непривычные к этому делу, и плыть могут только по ветру на парусах, поэтому мы всегда сами гребли».
Посиживая в компании с новгородским воеводой и его окружением, Витсен подметил и ещё кое-что: «Беседы, которые велись с ними, были очень поверхностны: нужно хвалить их и их страну, и их царя, который превыше всего на свете. Это они охотно слушали, хотя мы говорили так, что в Голландии и крестьяне могли бы заметить насмешку».
Покорность судьбе и бессмысленная жестокость по отношению к соотечественникам – вот что отметил в целом Николаас Витсен в Новгороде. Съезжая с одного из постоялых дворов в Поозерье, голландский посол одарил хозяина чаевыми. Тот был немедля схвачен и бит палками по голому телу прямо на глазах у посольства. Пристав, отвечавший за доставку иностранцев, «сам набрасывался на несчастного с палкой, когда солдаты уставали». Возмущённый посол пытался протестовать, но «ответ был так же груб, как и действие» – замечает Витсен.

Вид Новгорода в альбоме Августина Мейерберга. 1661 г.
КАНУН ЮБИЛЕЯ: УТРАТЫ И ОБРЕТЕНИЯ

 

Церковь Положения Ризы и Пояса Пречистой Богородицы: Слева — утраченная (изображение на иконе «Видение пономаря Тарасия», XVI в.); Справа — обретённая (фотоснимок, 27 октября 2008 г.)

На прошлой неделе местные СМИ наделали много шума, сообщив о том, что новгородские коммунальные службы чуть не обвалили одну из башен Кремля. Действительно, водопроводная траншея пролегла через надвратную кремлёвскую башню, вот только рухнула она ещё в XVIII веке.
Работы в Кремле Новгородский водоканал ведет в рамках мероприятий по благоустройству центра города к предстоящему 1150-летию. Несмотря на стремление коммунальщиков избежать разрытия земли, «прокалывать» ее трубами при помощи спецтехники, в некоторых местах это невозможно. Именно так произошло и у Пречистенской башни, выходящей на Волхов. Наличие под землёй руинированных построек вынудило водоканал использовать экскаватор, и вот тут-то из-под земли появились давно утраченные останки здания. После некоторой сумятицы, вызванной всё ещё нечетким взаимодействием между «служителями труб» и «работниками лопаты», археологи в тот же день приступили к изучению открывшейся картины.
Тщательное исследование показало, что по всей длине траншеи в её стенках видны остатки разновременных каменных кладок, относящихся к XII-XV вв. О существовании на этом месте проездной надвратной церкви, а затем башни было известно и ранее. Летописи сообщают, что ещё в 1195 году новгородский архиепископ Мартирий «заложи церковь камену на городнех воротех во имя святыя Богородица положения честнаго пояса». На следующий год стены храма покрыл росписью не кто-нибудь, а сам «Грецин Петровиц». Именно этот художник – Олисей Гречин – является, по предположению академика Валентина Янина, автором фресок в церкви Спаса на Нередице, а его двор был найден и изучен археологами на Троицком раскопе.
Уже в XIV-XV веках к Пречистенской церкви пристраиваются каменные стены, а со стороны реки её загораживает каменная проездная башня. Именно в таком виде изображает этот комплекс построек известная икона «Видение пономаря Тарасия». В XVII веке, причём именно в интересующие нас 1660-е годы, башня кардинально перестраивается: над ней возводят «палату» для размещения часов-курантов, а сверху устанавливают три шатра, из которых центральный достигал в высоту 19 метров! Общая длина проезда в это время составляла 23 метра при высоте стен в 17 метров.
Следующая переделка, предпринятая в самом конце XVII века, стала причиной обрушения башни. По распоряжению «каменных дел подмастерья» Семёна Елфимова, деревянный шатёр, сгоревший к этому времени, заменили на каменный шпиль, а проезд башни растесали в ширину на 1,5 м. На такую нагрузку при ослаблении стен башня явно не была рассчитана. 7 мая 1745 года Пречистенская башня вместе с церковью «вся до самого нижнего фундамента розселась и розвалилась». Вместе с башней погибла семья часовщика Евсея Никитина – жена и дети.
Долгое время на месте рухнувшей башни был просто пролом в стене. В 1820-м году по указу Александра I здесь была построена проезжая арка, которой мы любуемся до сих пор. Но увидеть один из древнейших надвратных храмов Новгорода и уточнить его архитектурные параметры археологи мечтали давно. Ведь от расположения древней церкви в пространстве и её габаритов зависит решение многих вопросов, касающихся как истории Кремля, так и Великого моста и всей планировки древнейшего Новгорода.
Случай, наконец, подвернулся. Поэтому археологи Денис Пежемский, Сергей Торопов и Кирилл Самойлов провели несколько дней среди чудом сохранившихся стен церкви и башни, чтобы тщательно зафиксировать их конструкции и особенности кладки перед обратной засыпкой. Разумеется, соседство руин домонгольской церкви и пластиковых водопроводных труб комфортным не назовёшь. Но разве у нас, избалованных благами цивилизации, есть другие варианты? При этом сами археологи тихонько приговаривают: нам бы только юбилей пережить, а там, глядишь, вскроем этот замечательный храм. Ведь так мучительно жить в неведении, когда ответы на многие вопросы истории и топографии города находятся у нас прямо под ногами.

«ГОРОД ЕЩЁ И ПОНЫНЕ СЛАВИТСЯ»

1661 г. – «Великий Новгород, главный город княжества новгородского и резиденция митрополита, принадлежит великому князю московскому и находится на озере Ильмень… Здесь для нашей встречи поставлено было до 500 человек стрельцов от самого берега до нашей квартиры. Вице-губернатор Никита Алексеевич Зюзин угощал нас всякими кушаньями, медом, пивом и водкой. В городе и вокруг него насчитывается до 180 мужских монастырей… Город ещё и поныне славится своей торговлей, богатством и всяким имуществом, однако не так, как в прежние времена, от которых осталась поговорка: кто против Бога и Великого Новгорода?»

Августин Мейерберг (Австрия). «Путешествие в Московию».

1662 г. – «…Июня в 19 день. В Великом Новеграде в пяток на первыя недели поста бысть пожар велик, загореся на Рогатице улицы на денежном дворе и погоре Рогатица и корчемной двор и в гору, и Лубяница по переулок и через Ильину улицу в Виткове улице четыре двора и в Воскресенском приходе по Болшой Славенской улице два двора и посольской двор».

Новгородский хронограф XVII в.

Сергей Аксенов, газета «Новгород»

http://gazetanovgorod.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3000&Itemid=51

Поиск

Великий Новгород из космоса

Карта Великого Новгорода

Гостям города

Контакты

Полезные ссылки

Смотрите, это мы!


Сайт создан при поддержке Администрации Новгородской области и Администрации Великого Новгорода

Св-во ЭЛ NФС77-29596 от 18.09.2007, выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия
Сайт может содержать материалы 16+
© 2007-2010 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта гипер-ссылка на сайт обязательна.
© 2010 ИА "Росбалт"